Дильман в м эндокринологическая онкология читать

Большие биологические часы

Большие биологические часы (введение в интегральную медицину)

Автор — В.М. Дильман, доктор медицинских наук, профессор. Научные и врачебные исследования посвящены проблемам эндокринологии, онкологии, теоретической гинекологии, геронтологии. Основные монографии: Клиническое применение основных гормонов и их аналогов. Вильнюс, 1961; Старение, климакс и рак. Медицина, 1968; Эндокринологическая онкология. Медицина, 1974; Закон отклонения гомеостаза и болезни старения. P.S.G. Published Company, 1981, США.

Природа — сфинкс. И тем она верней cвоим искусом губит человека, Что, может статься, никакой от века Загадки нет и не было у ней.

Ф. Тютчев Предисловие.

Сейчас еще нельзя утверждать, что науке известны истинные причины старения человека. Между тем ответ на этот вопрос ищут с незапамятных времен: ведь в сущности каждый рано или поздно задумывается над этой проблемой.

На протяжении многих десятков лет геронтологи — специалисты, занимающиеся проблемой старения, выдвигали ряд концепций и теорий для объяснения механизмов старения. Но эти теории остаются доступными лишь определенному кругу специалистов, тогда как результаты подобных научных разработок представляют интерес для каждого. Это обстоятельство прежде всего и послужило основанием для написания данной книги.

Научные материалы, положенные в ее основу, разрабатывались автором более тридцати лет. Однако их главный результат может быть сформулирован весьма кратко: у высших организмов, включая человека, старение непосредственно связано с механизмом развития, а именно те же самые факторы, которые обеспечивают развитие организма, продолжают действовать и после его завершения, являясь одновременно и причиной, приводящей к старению. Так как механизмы развития реализуются по жесткой генетической программе, то соответственно и признаки нормального старения исключительно единообразны у всех особей каждого вида, включая человека.

В естественных условиях из многих сотен известных болезней лишь 8-10 служат причиной смерти каждых 85 человек из 100 в пожилом возрасте. Но то, что эти болезни возникают обязательно, как бы по определенному плану, начертанному механизмом развития, является источником оптимизма. Действительно, если бы старение и болезни, сцепленные с ним, возникали вследствие действия множества разнообразных и случайных

причин, то это крайне затруднило бы поиски противодействия их развитию.

Однако для того чтобы оптимизм вышел за пределы теории, необходимо познание тех механизмов, которые, с одной стороны, определяют развитие организма, а с другой — приводят к трансформации программы развития в программу старения. Поэтому второй задачей книги явилось популярное изложение существующих представлений о сущности данных механизмов. Эти же механизмы определяют и видовой лимит длительности жизни — вот почему книга названа «Большие биологические часы».

В то же время глубокому проникновению во все эти сложные проблемы мешает строгая специализация знаний, которая порождена бурным развитием современной науки. Конечно, без специализации невозможно понять сущность отдельных явлений; но одновременно специализация разъединяет и их единую ткань, представляя их изолированными и обособленными, тогда как диалектика всегда учит искать взаимосвязь и взаимодействие между процессами в природе. В книге сделана попытка преодолеть разделение, вызванное узкой специализацией,— отсюда ее подзаголовок «Введение в интегральную медицину».

Сразу оговорюсь, что речь в этом случае идет не о собственно медицине, а о биологических явлениях, часть которых вследствие современной специализации изучается медициной. Поэтому, вполне осознавая существование многих различий в развитии и болезнях таких далеких видов, как, например, горбуша, крыса и человек, в книге рассматривается то, что преимущественно объединяет их на единой эволюционной лестнице живой природы.

Все перечисленные причины и побудили меня взяться за не совсем обычную для себя работу — написать книгу научно-популярную, рассчитанную, как это было бы для меня привычней, не на коллег, а на гораздо более широкий круг читателей.

Эта книга адресуется всем тем, кто заинтересован в понимании общебиологических законов развития живых организмов. Прежде всего -биологам и медикам различных специальностей, которые стремятся все глубже попять, каким образом взаимосвязаны развитие, старение и болезни старения, а также физиологам, которые изучают конкретные механизмы деятельности нормального организма. Кроме того, возможно, мою работу прочтут специалисты в области точных наук, и в особенности математики, которые ищут объекты для математического моделирования биологических процессов; кибернетики, которых интересуют аналогии и общность законов управления в живой и неживой природе; физики и химики, которые в течение многих лет стремились разгадать, каким образом живые организмы противодействуют закону возрастания энтропии.

Но более всего эта книга направлена в адрес просто думающего читателя, как бы ни был он далек по роду своей деятельности от рассматриваемых здесь проблем. Ибо история науки показывает, что так называемые дилетанты, то есть те, кто ищет ответ на вопросы, лежащие за пределами их специальности, часто благодаря непредвзятости подхода вносят очень весомый вклад в развитие науки. Наконец, я хотел бы адресовать эту книгу школьникам, от которых после публикации своих очерков в журнале «Наука и жизнь» в 1972—1973 и 1979—1980 гг. получал много писем с раздумьями о загадках жизни. Быть может, книга поможет моим юным читателям в выборе их трудового пути.

Ничто так не способствовало изучению природы, как специализация наук, и ничто так не препятствует пониманию природы, кап разделение целостного представления о ней, основанное па принципах специализации.

Глава 1. Из истории геронтологии

Как заметил ведущий английский геронтолог А. Комфорт, две мечты человечества на протяжении веков влекли к себе поколения исследователей. Одна из них — это мечта о философском камне, превращающем металлы в золото. Вторая, еще более древняя мечта — об эликсире молодости. Сейчас фантазии алхимиков стали реальностью, хотя, конечно, не золото предмет исканий в ядерных превращениях элементов. Мечта же о вечной молодости остается все еще не осуществленной. Но означает ли это, что разгадка законов живой природы не даст в руки человека каких-то новых, принципиальных способов расширения видовых пределов жизни? Ведь мысль о превращении металлов в золото столетиями казалась серьезным ученым абсурдной, как идея о вечной молодости кажется многим абсурдной сегодня.

Между тем поиски «эликсира молодости» продолжаются. Однако проблема расширения видовых пределов жизни, по существу, стала принадлежностью футурологии, или прогностики; к сожалению, к этой области особенно большую склонность питают ученые, не работающие непосредственно в прогнозируемой ими сфере.

Применительно к данной проблеме в футурологии был создан новый термин, или, как некоторые предполагают, новая наука — ювенология, ищущая способы беспредельно продлить молодость. Однако, как и прежде, при поисках чудодейственного эликсира в современных ювенологических исканиях называется цель — вечная молодость, но не указываются пути и средства к ее достижению. Поэтому ювенология при сопоставлении ее с точными науками обнаруживает черты фантастичности, когда ставит перед собой задачу увеличения продолжительности жизни человека до 200 лет и более. Ведь еще не решены главные вопросы медицины — не устранены болезни старения, являющиеся основной преградой на пути к достижению даже видового лимита жизни человека, которым условно большинство исследователей считают 120 лет. Конечно, все отмеченное не исключает того, что когда-нибудь ювенология еще скажет свое слово, ибо, как считает выдающийся физиолог, Ганс Селье, наука развивается «от грез. к исследованию».

Создаются предпосылки к поиску возможных лечебных мероприятий при злокачественных заболеваниях (лейкозах) на новой принципиальной основе. Не поиск средств, убивающих злокачественные клетки и тем самым усиливающих опухолевую интоксикацию организма, а в тех случаях, когда это еще возможно, метаболическая коррекция активно делящегося пула опухолевых клеток на основе знания произошедших внутриклеточных, биофизических и биохимических изменений, направленная на постепенное возвращение в последующих генерациях клеток черт нормальной исходной клетки. Среди них представляются важными для экспериментальной проверки средства, обеспечивающие достаток энергетического обмена, нормализацию ионного гомеостаза (в частности, соотношение одно- и двухвалентных катионов), достаток фонда свободных аминокислот, восстановление обмена низкомолекулярных тиолов и функций мембран, и средства, направленные на обратное развитие порочных кругов во внутриклеточных системах и определенной временной дестабилизации генетической регуляции с целью ее нормализации. Эффективность сочетания традиционных и вновь разрабатываемых средств терапии покажет будущее.

Ведущий советский онколог академик Н. Н. Блохин говорил, что рак часто называют болезнью XX в., выдвинувшейся на второе место после сердечно-сосудистых заболеваний, и именно в XX в. создались особенно благоприятные условия для работы над этой сложнейшей междисциплинарной проблемой. И биологическая физика, в частности биофизика сложных процессов, вносит свой посильный вклад в эту одну из величайших тайн XX в.

Список рекомендуемой литературы

Акоев И. Г. Радиационные последствия и интеграционная гипотеза старения // Проблемы радиационной геронтологии. М.: Атомиздат, 1976. С. 178-191.

Акоев И. Г. Теоретические и количественные аспекты радиационного поражения организма // Радиационное поражение организма. М.: Атомиздат, 1976. С. 190-246.

Акоев И. Г., Мотлох Н. Н. Биофизический анализ предпатологических и предлейкозных состояний. М.: Наука, 1984. 288 с.

Банников Г. А., Гельштейн В. И., Глейберман В. С. и др. Явления индукции и дифференцировки при опухолевом росте. М.: Наука, 1981. 263 с.

Васильев Ю. М., Гельфанд И. М. Взаимодействие нормальных и неопластических клеток со средой. М.: Наука, 1981. 220 с.

Виленчик М. М. Закономерности молекулярно-генетического действия химических канцерогенов. М.: Наука, 1977. 143 с.

Воробьев А. И., Бриллиант М. Д. Острые лейкозы. Патогенез и этиология гемобластозов человека // Руководство по гематологии. М.: Медицина, 1979. С. 120-184.

Дильман В. М. Старение, климакс и рак. М.: Медицина, 1968. 378 с.

Дильман В. М. Эндокринологическая онкология. Л.: Медицина, 1974. 399 с.

Долл Р., Пито Р. Причины рака. Киев: Наук. думка, 1984. 254 с.

Зюсс Р., Кинцель В., Скрибнер Дж. Рак: эксперименты и гипотезы. М.: Мир, 1977. 360 с.

Кассирский И. А., Алексеев Г. А. Клиническая гематология. М.: Медицина, 1970. 800 с.

Киселев Ф. Л. Злокачественная трансформация клеток и онкогены // Генетика. 1985. Т. 21, № 6. С. 885-894.

Кроче К. М., Клейн Дж. Транслокация хромосом и рак у человека // В мире науки. 1985. № 5. С. 18-24.

Кузин А. М., Виленчик М. М. Проблема синергизма в радиационном канцерогенезе. Пущино, 1985. 35 с.

Мазуренко Н. П. Что дала онкологии вирусная теория происхождения опухолей // Вопр. онкологии. 1982. Т. 28, № 5. С. 7-12.

Напалков М. Н., Мерабишвили В. М., Церковный Г. Ф., Преображенская М. Н. Злокачественные новообразования в СССР в 1979 г. (анализ основных показателей) // Вопр. онкологии. 1981. Т. 27, № 11. С. 3-27.

Парнес В. А. Онковирусы. М.: Наука, 1986. 175 с.

Погосьянц Е. А. Цитогенетика злокачественных заболеваний // Вопр. онкологии. 1985. Т. 31, № 8. С. 92-101.

Фролькис В. В. Физиологические механизмы старения // Физиологические механизмы старения. Л.: Наука, 1982. С. 187-227.

Чаклин А. В. Путешествие за тайной продолжается. М.: Мысль, 1981. 151 с.

Шабад Л. М. Эволюция концепций бластомогенеза. М.: Медицина, 1979. 287 с.

Шапот В. С. Биохимические аспекты опухолевого роста. М.: Медицина, 1975. 304 с.

Шапот В. С., Миронов Н. М. О молекулярно-генетических основах неопластического превращения клетки // Патол. физиология и эксперим. терапия. 1982. № 6. С. 10-23.

Шубин Б. М., Грицман Ю. А. Легенды и правда о раке. М.: Знание, 1978. 158 с.

Примечания

Здесь и далее указываются только сравниваемые кодоны аминокислот.

Среди первых, а, скорее, и самым первым Владимир Михайлович предсказал то, что стало краеугольным камнем современных теорий происхождения многих хронических возраст-ассоциированных заболеваний, подчеркнув роль повышения гипоталамического порога чувствительности к ингибирующему действию периферических гормонов в возникновении основных неинфекционных заболеваний человека. Знакомство с основными работами В.М. Дилмана, да и самой его научной биографией, будет не только источником полезной, а в чем-то и непреходящей информации, но и стимулом к самостоятельным исследованиям как для подрастающего поколения, так и для умудренных опытом специалистов в различных областях медицинской науки и практики, в том числе и таких, как эндокринология и диабетология.

Владимир Михайлович Дильман – известнейший отечественный эндокринолог и геронтолог, онкоэндокринолог, чье имя прочно вошло в историю медицинской науки. Об этом особенно уместно вспомнить накануне 90-летнего юбилея Владимира Михайловича, до которого ему, увы, не было суждено дожить. Он скончался далеко не в преклонном возрасте (на 69-м году жизни, 21 мая 1994 г.), но за ним, как представляется, тянется шлейф неувядаемого интереса людей, с которыми он встречался, и тех, кто знали или знают его только по книгам. Это объясняется в значительной степени своеобразным, интегральным подходом В.М. Дильмана к проблемам медицины, к пониманию природы и причин развития основных неинфекционных заболеваний человека, а также теми следствиями, которые вытекали из развивавшихся им воззрений и продолжают привлекать многих вплоть до настоящего времени.

Если условно разделить то, что сделано В.М. Дильманом, на «теорию» и «практику», то, прежде всего, следует отметить, что взгляды Владимира Михайловича в немалой степени формировались благодаря научным традициям, сложившимся в стенах 1-го Ленинградского медицинского института и, в частности, в школе и клинике, возглавлявшейся профессором Георгием Федоровичем Лангом.

Школа Г.Ф. Ланга в качестве одного из своих ответвлений сформировала эндокринологическое направление, которое достаточно долго курировал академик Василий Гаврилович Баранов, бывший руководителем кандидатской диссертации Владимира Михайловича. Эта диссертация 1955 г., озаглавленная «Материалы о происхождении климакса и роли возрастной перестройки в нарастании артериального давления, холестерина крови и веса тела» и по своему названию напоминавшая, скорее, прикладное, чем теоретическое, исследование, заложила начало той концепции, которой Владимир Михайлович уделял огромное внимание на протяжении всей жизни. В более кратком и, в то же время, в более определенном и четком виде основные его идеи того времени были изложены в работе «О возрастном повышении деятельности некоторых гипоталамических центров» (Труды Института физиологии им. акад. И.П. Павлова, 1958 г).

О чем же шла речь?

О том, что позднее стало обозначаться как элевационный механизм старения, указывало на примат в развитии возрастной патологии человека «центральных механизмов», прежде всего, гипоталамуса, и привело к представлениям о факторах, определяющих развитие и функционирование основных гомеостатических систем человеческого организма. Среди первых, а, скорее, и самым первым Владимир Михайлович предсказал то, что стало краеугольным камнем современных теорий происхождения многих хронических возраст-ассоциированных заболеваний, подчеркнув инспирирующую роль повышения гипоталамического порога чувствительности к ингибирующему действию периферических гормонов в возникновении упомянутых болезней, то есть, по сути, о значимости нарастания резистентности «центров» к влиянию этих гормонов по мере старения.

Отталкиваясь от исходных теоретических построений и продолжая совершенствовать их в дальнейшем, В.М. Дильман вошел в науку как автор онтогенетической модели развития и старения. Он сформулировал закон отклонения гомеостаза, в соответствии с которым происходит трансформация программы развития организма в механизм «главных» болезней человека, и разработал представления о синдроме канкрофилии (механизме предрасположенности к возникновению злокачественных опухолей).

Важным элементом идей, предложенных и разрабатываемых В.М. Дильманом, было формирование положения о существовании метаболической иммунодепрессии, что особенно активно развивалось в его лаборатории с конца 70-х годов прошлого столетия. Этот термин был предложен для обозначения такого состояния организма, при котором клеточный иммунитет подавлен в результате комплекса метаболических изменений, постепенно развивающихся с возрастом, и, следовательно, подобное состояние могло поддаваться хотя бы частичному изживанию.

Действительно, использование гиполипидемического препарата клофибрата и/или антидиабетических бигуанидов метформина и фенформина для нормализации таких метаболических нарушений приводило, по данным сотрудников В.М. Дильмана, к улучшению у пациентов результатов кожных иммунологических тестов и к усилению пролиферативного ответа лимфоцитов (реакции бласттрансформации) на фитогемагглютинин, а также к ряду иных положительных сдвигов. Анализ современной литературы о влиянии жирных кислот, липопротеидов, холестерина и гипергликемии на активность иммунокомпетентных клеток и о механизмах действия гиполипидемических средств и бигуанидов на организм подтверждает вывод о том, что метаболические факторы, действие которых ослабляется перечисленными выше препаратами, в состоянии нарушать функции иммунной системы, а нивелирование (ослабление) действия этих факторов под влиянием упомянутых средств (в частности, антидиабетических бигуанидов) может, по крайней мере, в части случаев замедлять развитие возрастной патологии, включая онкологическую заболеваемость.

Справедливость такого взгляда, помимо публикаций, вышедших из лаборатории В.М.Дильмана, которые ныне (хотя и не всегда) достаточно активно цитируются, подтверждает работа в февральском (за 2015 г.) выпуске известного журнала Proceedings of National Academy of Sciences (US), продемонстрировавшая опосредованный через иммунитет противоопухолевый эффект метформина.

Говоря о только что упомянутых метаболических факторах, необходимо отметить, что Владимир Михайлович был и одним из первых исследователей, обратившим внимание на то, что комплекс нарушений, ассоциированных с избыточной массой тела, нарушенной толерантностью к глюкозе, гиперинсулинемией, инсулинорезистентностью, гиперлипидемией и т.д. (то есть, собственно, того, что сейчас принято относить к проявлениям метаболического синдрома, а он, в одном из вариантов и, возможно, под влиянием более чем 30-летней работы в онкологическом институте, называл уже упоминавшимся синдромом канкрофилии), – есть та платформа, на которой формируются условия для развития проявлений и некоторых форм кардиоваскулярной патологии, и других летальных заболеваний, включая злокачественные новообразования.

Как ныне признается (и это не отрицалось В.М. Дильма-ном), противодействие распространению диабета и ожирения должно быть частью комплекса мер, направленных на предупреждение и устранение хронических неинфекционных заболеваний, вне зависимости от того, объясняется ли их возникновение образом жизни, генетическими факторами или теми механизмами, которые составляют основу онтогенетической программы развития и возрастной патологии и тесно смыкаются с состоянием эндокринной системы и обмена веществ.

В этом отношении отстаивание В.М. Дильманом представления о трех основных гомеостатах (энергетическом, репродуктивном и адаптационном) и о так называемых «нормальных» болезнях, закономерно следующих из связанных со старением нарушений этих гомеостатических систем, позволило не только предложить новую терминологию (например, помимо уже упоминавшейся, можно назвать: гиперадаптоз, болезни компенсации, гипоталамический порог, пре-предиабет и др.), но и внести очень большой вклад в то, чтобы многие заболевания второй половины жизни выглядели не как разобщенные нозологические единицы, а как следствие сходных и нередко универсальных патогенетических механизмов. По формальным признакам, В.М.Дильман, благодаря этому, «оставил не у дел» многих исследователей, но еще большему их числу он дал толчок и стимул к творческой работе в указанном направлении.

С практической точки зрения, среди важных моментов следует отметить установку В.М. Дильмана на необходимость разграничения понятий о возрастной, идеальной и оптимальной норме, введение в обращение и реальное использование вместе с сотрудниками метаболической реабилитации онкологических больных (включающей активное и длительное применение у них бигуанидов даже в случае отсутствия признаков явного сахарного диабета), отстаивание принципов превентивной медицины, базирующееся на учете собственных и близких к реальности теоретических построений. В кругах практикующих врачей проф. Дильман были известен и как эндокринолог хороСахарный диабет шей школы, и широкого кругозора, часто использующий инновационные для своего времени терапевтические подходы.

Владимир Михайлович был человеком широкой научной эрудиции, что в тот период достигалось – при отсутствии Pubmed и аналогов! – помимо таланта и любви к науке, постоянным многочасовым трудом. По выходным дням, его, как правило, можно было видеть в одной из двух крупнейших научных библиотек города, а отсутствие В.М.Дильмана на облюбованном «рабочем месте» было событием экстраординарным. При этом, несмотря на постоянную занятость в лаборатории и клинике, он находил время для интереса к литературе, в первую очередь, к поэзии и нередко цитировал большие куски из своего любимого Ф. Тютчева.

Применительно к Владимиру Михайловичу уже приходилось говорить о том, что в настоящих ученых в первую очередь ценится оригинальность и масштабность идей, а также способность рассказать о своих научных взглядах так, чтобы этому поверили и профессионалы, и дилетанты-любители. Этими свойствами в высшей степени и обладал Владимир Михайлович.

Будучи не только глубоким исследователем, но и популяризатором медицинской науки, он оставил после себя не только собственную научную школу, но и многочисленные статьи и монографии. В этом плане в качестве серьезных вех в его научном творчестве следует назвать такие труды, как «Старение, климакс и рак» (Л:, Медицина, 1968 г.) и заключающую его «книгоиздательскую деятельность» Development, aging and disease. A new rationale for an intervention strategy (Harwood Academic Publishers, USA, 1994 г.). Однако в особенности хотелось бы отметить «Большие биологические часы» (М:, Знание, 1981 г.; 2-й выпуск в 1986 г.) и «Четыре модели медицины» (Л:, Медицина, 1987 г.).

Первая из них, являющаяся научно-популярной, доходчивым и, одновременно, высокоаналитическим языком уводила читателя в мир эндокринологии как интегральной дисциплины, «обеспечивающей» физиологию человеческого организма и «незаметный» (шажок за шажком, по В.М. Дильману) переход к патологии. Вторая же, представляющая собой обобщения и анализ еще более высокой пробы, пожалуй, должна быть проработана любым уважающим себя эндокринологом, причем, не только с целью согласия, но и, не исключено, спора (естественно, заочного) с автором.

Несомненно, что и первое знакомство с этими работами, и возвращение к ним еще в течение длительного времени, да и с самой научной биографией Владимира Михайловича Дильмана, будет не только источником полезной, а в чем-то и непреходящей информации, но и стимулом к самостоятельным исследованиям как для подрастающего поколения, так и для умудренных опытом специалистов в различных областях медицинской науки и практики, в том числе и таких, как эндокринология и диабетология.

Берштейн Лев Михайлович, © Сахарный диабет, 2015

д.м.н., проф., руководитель лаборатории онкоэндокринологии ФГБУ НИИ онкологии имени Н.Н. Петрова, Санкт-Петербург, Российская Федерация

Источники: http://www.litmir.me/br/?b=81837&p=1, http://dom-knig.com/read_207830-37, http://moidiabet.ru/articles/vladimir-mihailovich-dilman-teoretik-i-praktik-medicini-k-90-letiju-so-dnja-rojdenija

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *