Рассказ девушки из онкологии

Как часто мы слышим о том, что рак побеждает людей и смерть приходит за замечательными, талантливыми, сильными и добрыми людьми. Но случаются и чудеса. Одно из них произошло почти год назад в Австралии. В октябре 2015 года у только окончившей школу Мэдди Ричи диагностировали рак IV степени. Опухоль обнаружила сама девочка.

«Прошло всего несколько недель после окончания средней школы, когда мне поставили диагноз рабдомиосаркома IV степени. Злокачественная опухоль располагалась в моём тазу, её размер достигал 8 см, и она едва не затрагивала мой мочевой пузырь, кишечник, шейку матки и левое бедро», – рассказывает Мэдди.

Операцию делать было уже поздно, ведь образование располагалось слишком близко с жизненно важными органами, поэтому было принято решение об интенсивном медикаментозном лечении. Но врачи честно признались, что шансы на выздоровление составляют всего 4%.

«Всё это казалось таким нереальным, я была просто ошеломлена. Тогда я хотела лишь выжить или хотя бы прожить немного дольше. Я только окончила школу — место, которое я под конец едва ли не возненавидела, — и я была не готова умирать. В течение первых трёх недель лечения у меня выпали почти все волосы. Рак украл у меня мою жизнь и лишил того, что делало меня собой», – вспоминала девочка.

Лечение дало неожиданный результат: «После первых 10 недель интенсивной химиотерапии мне вновь провели сканирование. Я чувствовала, за это время опухоль уменьшилась и больше не выпирала так сильно, как раньше. Я оказалась права — рак сократился больше чем наполовину. Мой врач был буквально сбит с толку — никогда ещё лечение так быстро не давало положительных результатов при этой разновидности рака», – делится Мэдди.

Ричи была счастлива, что рак наконец-то отступает и ей уже не надо бояться уснуть и не проснуться. Лечение длилось еще 13 месяцев. Из всего этого курса самые ужасные были 6 недель радиолечения. В это время больная постоянно чувствовала сильнейшие боли, потеряла в весе 10 кг, и у нее не хватало сил даже просто встать с постели.

«У меня были ожоги третьей степени в нижней части таза, что вызвало множество осложнений. Мои почки начали отказывать, я спала почти 20 часов в сутки. Остальное время я находилась под действием морфина и других сильных болеутоляющих. За всё время лечения раз 10 я ловила себя на мысли, что хочу умереть», – рассказывает девушка.

За время лечения девушка сильно изменилась. Она рассказала, что стала смотреть на мир иначе, у нее появилась тогда цель и надежда, хотя ситуация, казалось, была безвыходной. Многие друзья отвернулись от нее, но зато появились новые, надежные люди.

Одним из последствий серьезного лечения девушки стало то, что ее яичники перестали работать и, как уверяют врачи, своих детей у Мэдди никогда не будет. Но и шансов на выживание больной они давали очень мало.

«Я всё ещё надеюсь, что однажды смогу родить. Я всегда хотела иметь детей и считала это одной из своих жизненных целей. Независимо от того, произойдёт чудо или нет, я всегда смогу усыновить ребёнка. Время покажет», – не теряет надежды Ричи.

Теперь Мэдди Ричи хочет посвятить свою жизнь тому, чтобы рассказывать людям, особенно детям, о раке, помогать бороться с ним и пережить это тяжелое время. Поэтому девушка написала книгу о своей болезни и в соцсетях рассказывает о том, как она преодолела все трудности лечения. Она верит, что можно уберечь детей от этого диагноза, если правильно себя вести. Она уже.

Случай, который произошел с австралийкой, доказывает, что чудеса случаются и выздоровление возможно!

Из моих предыдущих постов можно узнать что я учусь в медицинском. Весной этого года я начал работать в реанимационном отделении онкодиспансера. Работа тяжелая и пыльная, но речь не обо мне.

Летом наш курс проходил сестринскую практику по разным больницам. В том числе и я. Мы с другом (Сергей) решили пойти в онкодиспансер. Меня там все знают, так что работой нас не грузили и отпускали пораньше, они и так знают что я все это умею делать, да и Сергей тоже после армии и работы в медпункте может в любом состоянии делать все то чему мы должны были научиться делать на практике.

Мы были в отделении общей онкологии, и все было тихо и гладко. Там в принципе ничего тяжелого не лежало. И вот в понедельник в отделение поступила девушка, молодая и красивая. Ну, для нас с Серегой она была просто пациентом. Из анамнеза узнали что у нее весной была операция по удалению саркомы. Теперь же она поступила на доп. обследование перед курсом химиотерапии. Все бы ничего, но у девушки был больно низкий показатель клеток крови. Ну в общем так вышло что ее палатой занимался Серега.

Серега по характеру общительный и веселый и они сразу нашли общий язык. Он стал задерживаться на практике. Я сначала не знал почему, но потом выяснил, что они просто прогуливаются по территории и болтают. Из этих разговоров выяснилось, что полтора года назад она будучи замужем забеременела. Они с мужем были счастливы. НО однажды она вернулась с работы пораньше (ранний токсикоз, и начальство отпустило), и застукала своего мужа с ее подругой. В общем рожала она будучи разведенной. После родов у нее начались неприятности со здоровьем. После обнаружили саркому. И вот она тут.

И вот практика подошла к концу, и Серега за это время успел с ней хорошо подружиться, познакомился с ее мамой и маленьким сынишкой. Он даже устроился туда на подработку на лето. Потому что ей предстояло лежать там еще долго.Я же работал у себя в реанимации. На выходные ее отпускали, и Серый водил ее в кино, в кафе, просто гуляли. НУ в итоге влюбился в нее по уши. Она похоже тоже чувствовала подобное. Да и мама у нее была только за. Вот так вот у них закрутился роман (можно сказать что с пациентами нельзя, но он пока не врач, да и когда влюбляешься, о таком в последний момент думаешь).

И вот в один день нам обоим поставили ночное дежурство. Ну мы только за. Ночью бывает скучно, а вдвоем веселее. Ну мы посидели с ним попили чайку, потравили анекдоты, ну и разбежались по отделениям. И вот я тихо посапываю на посту, все равно у меня 2 пациента только, санитару в основном делать нечего ночью. И тут раздается звонок, трубку берет медсестра, и через секунду она уже у дверей врача, мы хватаем мешок амбу, дефибриллятор, кучу ампул и бегом в отделение.
Добежав я увидел то что вызывали нас к той самой девушке. Она лежала на полу, а Серега делал ей массаж сердца, мед сестра искусственное дыхание. Мы откачивали ее больше 40 минут, просто все понимали что надо ее спасти. Я смотрел на Серегу и не мог его узнать. Эти полные страха и ужаса глаза.

Мы старались но ничего сделать уже не могли. Мед сестра вывела Серегу из палаты, мы же повезли ее в реанимацию, хотя должны были оставить в палате на 12 часов, мы знали что лучше увезти ее.

Скоро я вернулся к Сереге. Нашел я его в сестринской. Он сидел в углу с бутылкой водки и трясущимися руками пил с горла, и рыдал. Рыдал так, что я в жизни такого не видел. Руки тряслись так что он еле держал бутылку, она вообще нужна была лишь для того что бы тело совершало хоть какие то обдуманные действия, пускай даже то что он пытался ее распить. Я кое как вывел его на улицу, и его просто начало колбасить, он начал бить все что под руки подворачивалось, в том числе и меня. НО мне как то было пофигу, отчасти я чувствовал вину за то что не смогли ее спасти.

Я не видел его неделю. Потом он появился и сказал что он просто сидел дома, сидел и смотрел в окно. Пришел он что бы написать заявление об уходе, хотя за прогул его и так уже увольняли (но без записи в трудовую, начальство строгое но понимающее). Кое как отговорил его от ухода из медакадемии.
Потихоньку он начал приходить в себя, но он же перестал быть тем веселым Серегой, которого мы все знали.

P.S. У девушки оказались множественные мелкие метастазы по всему телу, и она просто тихо и без боли умерла во сне. Когда соседки это заметили, спасать было уже поздно.

Любите своих близких, что бы не случилось любите их, потому что можем их потерять в любой момент, но любить будет уже поздно.

Я заболела в 2013 году. До этого шесть лет уже лечила маму от того же диагноза — рака молочной железы. Врач меня предупреждал, что я в группе риска, я знала, что особенно пристально должна следить за своим здоровьем.

Каждые четыре месяца обследовалась и думала, что иду на опережение, думала, что даже если что-то найду, то на ранней стадии. Но рак — вещь коварная, которую очень трудно подловить. Он себя на ранних стадиях никак не проявляет.

Когда я узнала о диагнозе, то была к нему морально готова, но все равно это был стресс. Пока врачи выбирают тактику лечения, ты находишься между небом и землей. Ждешь приговор: операбельный ли рак, есть ли у тебя шансы. Мне врач сказал, что операбельный.

Методик много, в зависимости от стадий и видов рака груди. Кого-то начинают лечить с лучевой терапии, потом операция, потом химия. Кому-то химией немного уменьшают опухоль, потом удаляют, потом назначают лучевую. Кому-то целый год делают химию, уменьшают опухоль, только потом ее удаляют и назначают лучи. Методы разные даже при условии одного и того же диагноза, потому что организм каждого индивидуален. Вовсе не обязательно, что каждый проходит операцию-лучи-химию именно в таком порядке, как я. У каждого по-своему.

Я не знала, к кому обратиться за помощью. Мне было очень страшно, я сама себя вытягивала из отчаяния, сама все узнавала про заболевание. Но мне помогло то, что у меня был опыт лечения этой болезни с мамой. Я подумала, что другим людям, которые впервые с этим столкнутся, будет очень тяжело. И примерно тогда же впервые возникла мысль о создании волонтерской организации, которая бы объединяла людей, борющихся с этим заболеванием.

Химиотерапия — это постоянные капельницы с очень мощными ядовитыми жидкостями, которые убивают и хорошее, и плохое без разбора. Они убивают все. Полностью выпадают волосы, страшно тошнит. Я пять дней просто жила в ванной и туалете. После пятого дня начинаешь немного оживать — оказываешься в состоянии немного попить или даже съесть яблоко. При химии понимаешь, что тебя травят ядом. Но, к сожалению, другого лечения против онкологии нет. Более 100 лет — и ничего не изобрели!

Химиотерапия — испытание очень-очень тяжелое. Обязательно должны поддерживать друзья, семья. В одиночку справиться невозможно.

Я не позволяла себе расслабляться, потому что и моя мама еще проходила лечение. Я должна была подстегивать ее своим примером. Иногда я плакала, хотелось себя пожалеть, но у меня была сильная мотивация. Меня заряжали энергией муж и дочка, которые говорили: «Нет, мы тебя не отпустим, мы хотим, чтобы ты была с нами». Меня поддерживали и друзья. В больнице ко мне все время приходили люди. Я знала, что должна идти дальше, я уже вступила в эту битву, приняла решение, раз я сделала операцию, то теперь я буду делать все, что говорят врачи. Но во время прохождения химиотерапии случались и у меня моменты, когда хотелось сдаться. Очень сильно накрывает ночью, ты думаешь, что жизнь — боль, проще все взять и бросить.

Когда я ходила к своему химиотерапевту, я видела у нее отдельную стопку историй болезни. Однажды я спросила, кто эти люди. Она ответила, что это те пациенты, которые пришли, прошли один курс химии и больше не возвращались, неизвестно даже, живы они или нет. Я была шокирована: «Как? Вы им не звоните? Не узнаете?» Врач мне ответила: «У них нет мотивации. От кого-то ушел муж, у кого-то уже выросли дети и живут отдельно. У женщин в 40-50 лет, столкнувшихся с раком, нет сил переносить все эти испытания. Их ничего не держит, к сожалению, мы так загружены, что не обзваниваем их».

В тот момент мне стало абсолютно ясно, что мы должны объединиться и помогать друг другу — тем, кому тяжелее, кто остался один, у кого страхи жуткие. Эти женщины не должны оставаться в вакууме одиночества, не должны бросать лечение и погибать.

До болезни я всегда работала на руководящих постах, у меня была очень интересная и насыщенная жизнь, как мне казалось.

Эта болезнь меня остановила и показала, что жизнь коротка, глупо тратить ее на ненужные вещи. Мы все в мегаполисе как белки в колесе: не видишь, где лето, где зима, где осень — ничего не видишь. Я решила, что хочу заниматься волонтерской деятельностью, помогать людям.

Когда я прошла все эти испытания, мы с Ириной Борововой (она тоже перенесла рак молочной железы) решили создать организацию «Здравствуй» — это Ассоциация онкологических пациентов. Она у нас волонтерская, абсолютно все делаем бесплатно и бескорыстно. Мы создали несколько чатов и групп в соцсетях, объединили людей, которые сейчас борются с онкозаболеванием.

Такая поддержка очень важна для тех, кто только входит в эту борьбу. Мы приходим в больницы к пациентам, которые ждут операции или только что прооперированы — рассказываем про наш опыт, показываем свои шрамы. Человеку, когда он только в начале пути, важно убедиться, что дорога преодолима, что есть смысл по ней пройти. И люди, глядя на нас, вступают в борьбу с раком. У нас круглосуточно идет переписка, можно позвонить и днем, и ночью — и мне, и Ирине, мы всегда ответим, поддержим. Телефон горячей линии: 8 (800) 301-02-09

И всем, кто сейчас это читает, я хочу сказать: рак — это не приговор. На какой бы стадии его ни обнаружили, это не конец! Сейчас медицина так ушла вперед, что если выполнять все предписания врачей, то можно очень качественно и долго жить, радоваться полноценной жизни. Просто не бойтесь. Приходите к врачу и начинайте лечение, ничего не откладывайте на завтра. А мы вас подхватим и поддержим, и вы справитесь так же, как справились мы.

Источники: http://www.nu-i-nu.com/istoriya-devushki-kotoraya-smogla-polnostyu-izlechitsya-ot-raka/, http://pikabu.ru/story/grustnaya_istoriya_iz_onkologii_3585103, http://www.passion.ru/health/zhenskoe-zdorove/realnaya-istoriya-u-menya-rak-grudi.htm?full

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *